Главная
О нас
Новости
Общество
Культура
История
Объявления
Ссылки
Контакты
 

Интервью

 

Интервью   с   Э. С. Барутчевой 

 

barutcheva

 

Барутчева Эра-Софья Суреновна

Основатель музея истории

Санкт-Петербургской Консерватории

имени Н.А. Римского-Корсакова,

профессор кафедры музыкальной критики,

кандидат искусствоведения, автор книг,

Заслуженный работник высшей школы РФ

 

 

 

Эра Суреновна, добрый день!

 

Добрый день!

 

От лица нашего издания

благодарю Вас за найденное время для интервью.

 

Эра Суреновна,

если возможно, поведайте немного о Ваших корнях.

 

Родилась я в Баку.

 

Мои родители не музыканты, но замечательные люди!

 

Отец – Сурен Константинович Барутчев из Шуши

(ныне - Нагорно-Карабахская Республика) врач,

заведующий гинекологическим отделением

больницы Водников в Баку.

 

Мать – Анна Самсоновна Черкезова – художница,

выпускница Тифлисской Академии художеств.

 

Ещё в Тифлисе, мама работала

в декорационных мастерских оперного театра

и позднее, уже в Баку, именно мама

приобщила меня к оперному театру.

 

Мне не было и четырёх лет от роду, когда мама начала

водить меня в Театр Оперы и Балета…

 

В театр братьев Маиловых?

 

Да, совершенно верно, театр был построен на средства

армянских промышленников - братьев Маиловых.

 

Каждое воскресенье мама водила меня на спектакли.

Иногда, в театр меня водил папа.

 

Таким образом, я выросла в оперном театре.

 

Потом, ближе к Великой Отечественной войне,

отец, оклеветанный попал под репрессии…

 

Папа, по собственным многочисленным просьбам,

оказался на фронте, но вскоре попал в плен, будучи в окружении.

 

Отца, фактически, спас Константин Симонов, который

обнаружил его в концлагере “Майданек” на территории Польши.

 

Симонов написал статью, которая вскоре была опубликована

в газете “Красная Звезда”, там он упомянул о встрече

с интересным человеком – “доктором Барычевым”.

 

И все в Баку поняли, что это о папе.

 

Тогда же, Симонов попросил отца написать обо всех перипетиях.

 

В 1946 году отец вернулся в Баку и во избежание новых проблем,

ему сразу же пришлось взять семью и уехать в Кисловодск.

 

Как Вы понимаете, позднее, отца реабилитировали.

 

Если говорить обо мне,

в школе при Консерватории я училась в Баку,

а – в Консерваторию поступила, училась и окончила

уже в Ереване.

 

Какими судьбами оказались в городе на Неве?

 

Мой незабвенный педагог

профессор Тигранов Георгий Григорьевич

посоветовал мне продолжить обучение

в аспирантуре Ленинградской Консерватории.

 

Так, с 1957 года я живу и работаю в этом чудном городе.

 

С Ленинградом был тесно связан мой дядя, архитектор

Армен Константинович Барутчев, 40 лет он преподавал

в Академии художеств, по его проектам тут построено

немало известных зданий.

 

Вы работаете

в замечательном образовательном учреждении -

Петербургской консерватории, которой в 2012 году

исполняется 150 лет со дня основания.

 

В музыкальном мире Вас знают

и как педагога, и как музыковеда, но, пожалуй,

в первую очередь, как основателя музея Консерватории,

Эра Суреновна,

как возникла идея – создать музей в Консерватории?

 

Вы знаете, я всегда интересовалась историей и

по образованию своему я - историк музыки.

 

И, с первых дней работы здесь, я начала выяснять –

что и как было в Консерватории раньше?

 

Оказалось, что в начале ХХ столетия здесь было два музея:

Музей Михаила Ивановича Глинки и

Музей Антона Григорьевича Рубинштейна.

 

Также, в Консерватории, в своё время,

профессор Рубец Александр Иванович

формировал собрание музыкальных инструментов.

 

Но, в двадцатые годы, все эти музеи были перемещены

в разные места.

Многие экспонаты перестали составлять коллекции.

 

Получается, Консерватория осталась без своего музея?

 

Да, несколько десятилетий (в советский период) ничего не было.

 

Мне захотелось изменить данное положение.

Я обратилась к ректору – Павлу Алексеевичу Серебрякову…

 

Это знаменитый пианист и педагог!

 

Павел Алексеевич сказал мне историческую фразу:

“Сумеете сделать без денег – делайте!“.

 

И я стала постепенно собирать материалы для будущего музея.

 

18 марта 1969-го года,

в день 125-летия Николая Андреевича Римского-Корсакова,

состоялось торжественное открытие Музея Консерватории.

 

На открытии присутствовал сын композитора

Владимир Николаевич.

 

За эти годы в музее работало несколько человек.

 

С особенным чувством хочется вспомнить

Наталью Павловну Григорьеву - внучатую племянницу

художницы Остроумовой-Лебедевой.

Наталья Павловна была удивительно предана музею.

 

Ныне, музеем заведует моя студентка и аспирантка -

Ольга Николаевна Гаврилина, защитившая диссертацию

по теме “История Большого зала Консерватории”.

 

 

Эра Суреновна, Вы преподаёте, и в этой связи,

Ваши впечатления:

какова нынешняя музыкальная молодёжь и

есть ли основания надеяться, что из них выйдут

новые кумиры?

 

Мои студенты – это люди, сохраняющие человеческий облик.

Общение с ними, в основном, доставляет положительные эмоции.

 

Если говорить о сегодняшнем состоянии Культуры

в стране и городе, каково Ваше мнение?

 

Вы знаете,

мне посчастливилось встретиться с выдающимися музыкантами,

которые многое определили в моём восприятии искусства.

Так, я благодарна Евгению Александровичу Мравинскому

за великую музыку, полвека звучавшую в Филармонии.

По мере своих возможностей я и воспитана Мравинским, а значит,

стремлюсь отсчитывать явления от той высокой планки,

к которой он обратил нас.

  И тем более меня беспокоит, что ныне в теле и радио эфире

совсем небольшое время отводится для настоящего

классического искусства: театрального, музыкального,

литературного, кинематографического.

 

Этот факт многие отмечают.

 

Но при этом, меня окружает, немало достойных порядочных людей,

причём и из юного поколения, - это вселяет оптимизм.

 

Есть два полярных мнения:

 

1) Искусство способно воздействовать на зрителя (слушателя)

и человек, пришедший на спектакль (концерт)

с дурными намерениями, посмотрев хороший спектакль,

выйдет абсолютно просветленный и навсегда станет

порядочным человеком;

 

2) Искусство вообще никакого влияния не имеет,

что ни слушайте, что ни смотрите –

всё бесполезно.

 

Ваша позиция,

какова степень воздействия

качественного искусства на публику?

 

Я убеждена, что если писатель, композитор, художник,

вообще человек искусства, хочет кого-то учить…

 

А порой и поучать!

 

…то ничего из этого не выйдет и самое главное –

предмета искусства не появится.

 

Но я абсолютно уверена: искусство действует!

 

Другое дело, насколько мы способны воспринять музыку.

 

Конечно же, искусство делает человека – человеком.

 

Однако, никакое искусство не способно изменить

генетически заложенные черты отдельного индивида.

 

И в заключение, Эра Суреновна,

как Вы оцениваете появления нашей газеты и

нашего информационного ресурса?

 

Я это начинание – приветствую и искренне желаю,

чтобы и далее получалось благополучно работать!

 

Благодарю Вас за интересную беседу, успехов!

 

 

 

 

 

27 марта 2012 года                                      Александр Назаров

 
  nadmod

 

  © «Вестник Армян Петербурга» 2011-2012. Электронное периодическое издание.  E-mail: spbarm@yandex.ru  

 Сайт является официально зарегистрированным  СМИ. Свидетельство: Эл  № ФС 77-44081 от 04. 03. 2011года.

 Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным  законодательством  об авторском праве и смежных правах. Использование материалов, размещённых на сайте,

 допускается только с разрешения правообладателя и прямой гиперссылкой ссылкой на сайт:  http://spbarm.ru/